Как моряки дезертира ловили

— Вы готовы, дети?
— Да, капитан!
— Я не слышу!
— Так точно, капитан!
— Ктоооооо! Кто носит с собой абордажный тесак?
— Моряки Его Величества!
— Кто на корабль ворует зевак?
— Моряки Его Величества!
— Кто пиздит людей всегда и везде?
— Моряки Его Величества!
— Кто так же ловок, как рыба в воде?
— Моряки Его Величества!


Нет, серьезно, жизнь в портовом городе в XVIII веке — то еще удовольствие. Злая матросня, ворье, разные мутные личности, сифилис и прочие радости жизни куртуазного века. Но когда подобное происходит прямо в Лондоне! Да, в том самом Лондоне, где где рыба, чипсы, чай, дрянная еда, погода еще хуже, Мэри, ебать её в сраку, Поппинс, как говаривал кузен Ави во всем известном кинофильме. Лондон! В общем, если такое средь бела дня творится в столице, то даже страшно подумать, что делается в провинции. Ну да ладно, к делу.

Стоял погожий сентябрьский день 1744 года. Капитан линейного 100-пушечного корабля Его Величества "Роял Соверен" получил известие, что дезертир, сбежавший недавно на берег, мирно пьянствует себе в забегаловке "Шумная ярмарка" в Лондонском Ист-Энде. Капитан тут же отправил по его душу вербовочный отряд, или по английски «press gang».
К прессе эти ребята не имели никакого отношения, скажу сразу, а вот слово gang вполне исчерпывающе характеризует методы и назначение подобных отрядов. Служба на королевском флоте — дело престижное, и каждый юнец мечтает о ней, но иногда людям приходилось напоминать о том, что они просто таки мечтают служить на флоте, посредством пиздюлей.
Проще говоря, вербовочные отряды занимались тем, что силой уволакивали чересчур беспечных людей на корабль, где их тут же записывали в матросы. А вы еще жалуетесь, что за вами военкомат гоняется!

Вот Адмиралтейство Его Величества гонялось за своими призывниками в прямом смысле этого слова. Еще в задачу вербовочных отрядов входил розыск дезертиров и возвращение их на корабль для получения законных пиздюлей (или еще чего хуже). Но что то мы отвлеклись. Итак, капитан отправил своих молодчиков в забегаловку.

Моряки во главе со старпомом "Роял Соверена" Гамильтоном Монтгомери вломились в кабак, где заметили человека "выглядевшего как моряк" и горланившего шанти (морские песни). Вербовщики, особо не разбираясь, их это моряк или какой то левый, взяли его под белы рученьки и повели на выход, однако внезапно за того вступились местные обыватели, бухавшие вместе с ним в таверне.

Корабль Его Величества "Роял Соверен"

Завязалась драка, в ходе которой хозяин таверны Роберт Уоллис был ранен, однако толпа завсегдатаев кабака скрутила одного из матросов. Моряки с "Роял Соверен", бывшие в явном меньшинстве, все же смогли отбить своего, однако на этом их успехи кончились. Старпом Монтгомери в ярости обещал Уоллису явиться на следующий день и "взять с него кровью, отрезать башку, отрубить конечности и убить" (как будто отрезание башки автоматически это не подразумевает).

На следующее утро моряки вернулись, уже в больше количестве, и вломились в таверну, на верхних этажах которой Уоллис и жил. Они перевернули с ног на голову весь дом, ища хозяина, тыкали абордажными саблями в его матрас на тот случай, если он решил спрятаться под кроватью. За этим делом их застал местный районный голова, прибежавший на шум, и поднимавший местных жителей против разбушевавшейся матросни. Мы не знаем, какие доводы в адрес моряков он приводил, однако спор богемы с пролетариатом закончился колотой раной в боку чиновника.

Тем не менее, толпа, благодаря численному преимуществу, сумела выбить моряков из таверны и захватить в плен одного из них, которого тут же от греха отправили в тюрьму Клеркенвелл. Но старпом Монтгомери тоже был не пальцем делан, и ретировался на "Роял Соверен" за подкреплением. Оттуда ватага двинулась прямо в тюрьму.
Подойдя к воротам Гамильтон Монтгомери потребовал "открыть двери людям короля", после чего моряки хлынули внутрь и освободили пленного товарища. Уходя, Монтгомери сказал охваченному ужасом коменданту тюрьмы, что если тот еще хотя раз посадит за решетку кого-нибудь из их братвы, то он вернется, разрубить его на куски, а саму тюрьму разломает до фундамента. Надо полагать, его доводы были весьма убедительны.

Отбив товарища, моряки пошли в близлежащий кабак, чтобы отметить победу. Именно там их застала стража из Тауэра, которая была послана схватить беспредельщиков, кошмаривших столицу уже вторые сутки подряд. Мы уже достаточно знаем о характере Гамильтона Монтгомери, чтобы понять, каковы были его дальнейшие действия. Моряки забарикадировали окна и двери, и стали отбиваться. Штурм кабака продолжался два часа (!), пока, наконец, гвардейцы не пробились внутрь и не скрутили смутьянов.


На суде им предъявили целый список обвинений — похищение сообщника из тюрьмы, угрозы, дебош, угрозы жизни, тяжкие телесные повреждения и еще много чего. И если вы думаете, что их отправили на виселицу, то глубоко ошибаетесь!
Суд обязал их выплатить 6 шиллингов 8 пенни суммарно в качестве штрафа за нападение на тюрьму, и еще — по 2 шиллинга с каждого за нападение на представителей власти. А все потому, что в дело вмешалось непосредственно Адмиралтейство, которое, по формулировке приговора, "нуждалось в них в настоящее время" (шла война за Австрийское наследство, в которой участвовала Великобритания). С этим их и отпустили. Такой вот житейский триллер, покруче иных дорогих боевиков. Но, черт возьми, в столице!

Александр Свистунов

You may also like...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *