Как в Кабардино-Балкарии выращивают огурцы и помидоры

Чем растения похожи на людей, зачем на грядках блогеры, как пахнет правильный помидор и почему в супермаркетах не бывает вкусных овощей

Мурат Теунов — бесстрашный фермер из Кабардино-Балкарии. Он возглавляет объединившую около ста аграриев некоммерческую организацию «Агробизнес КБР», водит в свои теплицы блогеров, с огурцами наперевес ездит в главные офисы федеральных ритейлеров и не боится ничего, кроме плохих семян. Чтобы узнать, легко ли построить бизнес на овощах, отправимся в тепличное хозяйство Теунова в село Нижний Черек.

— Нет, без турецких помидоров мы не стали резко ой-ой-ой как счастливее, — Мурат опережает вопрос про импортозамещение. Он похож на бизнесмена, но называет себя колхозником. Разбирается в технологиях интернет-продвижения (его ящики с огурцами набирают лайки в инстаграме), но на руках у него трудовые мозоли. Мурат открывает дверь теплицы и начинает рассказ о злоключениях и успехах кавказского огородника.


Боль фермеров и радость жены
— Постороннему кажется: это просто зеленая оранжерея. Заходишь — вот огурцы, вот помидоры. За идиллической картиной скрывается адский труд. Раньше я работал в администрации района. Зарплата маленькая, а у меня семья, дети, расходы увеличиваются, сами понимаете. Тогда открыл свое первое дело — занялся консервированием зеленого горошка. Потом переключился на торговлю семенами и препаратами для защиты растений. Это востребовано, в Кабардино-Балкарии у многих теплицы.

Спросил себя: что надо сделать, чтобы люди покупали семена у меня? И так вжился в эту тему, что пошел на другую сторону баррикад — в 2009 году у меня появилась первая теплица, и я стал понимать боль, отчаяние и эйфорию наших фермеров.

Когда я стал заниматься теплицами, жена не возражала. Постепенно дело для меня превратилось в манию, и каждая теплица открывалась с семейной ссорой. Я в те времена был без машины, добирался до участков на маршрутках и такси. Все вкладывал только в теплицы. Жена возмущалась. Однажды я приехал и отдал ей кучу наличных, которые помидоры и огурцы принесли нашей семье. Она сразу захотела построить в два раза больше теплиц.

Теперь у меня их семьдесят. В сезон в них работают десять человек. Постепенно бизнес расширился, и я стал не только открывать теплицы, но и строить их на заказ.
Плохие семена и тепличные блогеры
— После наркотиков, боеприпасов и лекарств бизнес на семенах самый выгодный в мире. Но в России только сейчас появился нормальный контроль качества семенного материала. Раньше был ужас — из одной пачки могли выйти три-четыре разных сорта. Производители думали: это же Кавказ, и так прокатит. Не прокатит.

Представь, берешь семечку и целый год на нее надеешься! Поэтому заслужить доверие тепличников непросто. Никто не возьмет семена из-под прилавка, все пойдут к проверенному человеку.

На одном квадратном метре можно вырастить до 20 килограммов и огурцов, и помидоров. Даже если с семенами повезет, полезного, кондиционного товара будет меньше: чтобы овощи хорошо покупали, они должны быть красивыми и примерно одинаковыми. А если снизу в коробке окажется «некондиция» — для репутации беда. Паршивая овца, испортившая все стадо. Заказчик больше никогда не обратится.
Вообще, тому, кто прошел тепличный бизнес, в этой жизни ничего не страшно. Он будет и сантехником, и электриком, и газовиком, и слесарем, и агрономом. К тому же, маркетологом и мерчендайзером.

Придется изобретать, как продвинуть товар, вести инстаграм, фейсбук и твиттер. О каждом этапе работы я рассказываю в Сети. Люди видят, что мы делаем хорошее дело. Пару раз я местных блогеров приглашал в теплицы, объяснял им разницу между турецкими каменными помидорами и кабардинскими — натуральными, рассказывал о поддельных семенах и о том, когда лучше всего продавать овощи.
Пластмассовая жизнь
— Как-то в нальчикском гастрономе я наблюдал картину. Бабушка набрала пакет обычных супермаркетовских помидоров, а потом понюхала те овощи, которые магазин купил у меня. Она взяла всего три помидора из коробки с моим логотипом, но они пахли весной.

Поэтому я и не одобряю овощи, которые растят на гидропонике (без почвы, на воде с растворенными в ней минеральными солями. — Ред.). Этот способ выгоден для бизнеса, а вот вкусовые качества страдают. В таких плодах только химикаты и совсем нет запаха и ощущения чего-то натурального, свежего, хрусткого. Огурец как пластмасса, помидор как стекловата. Зато долго хранятся и, значит, выгодны для торговых сетей.

В моих теплицах таких овощей нет. Ненатуральный продукт видно сразу. Овощи, выращенные на гидропонике, мало того что не имеют запаха, еще и очень странно умирают — на бочке помидора образуются пролежни, и он как будто гниет изнутри. Мы выращиваем огурцы и помидоры двумя способами: традиционным — с применением обычных удобрений типа селитры и аммофоса — и биометодом, закладывая перегной и птичий помет.

Биометод — это когда в каждую лунку с саженцем помещают натуральные удобрения. Способ затратный, но дает качественный продукт. Но он не может стоить дешево — не каждый покупатель готов отдавать 150 рублей за килограмм помидоров. Овощи хранятся меньше, стоят вполовину дороже, но и на вкус они другие. Настоящие. Один корень — 150 рублей расходов. Вкладываешь деньги и не знаешь, вернешь ли их. На будущий сезон, в феврале, я планирую посадить 50 тысяч корней. Из них 30 процентов вырастим по биометоду.
Пропуск на полку
— Урожай снимаем два раза в год — в конце весны и в начале зимы. Товар у меня берут перекупщики. Часть приобретают местные магазины, рестораны и кафе. Я хотел бы зайти на полку в крупные сети, но они не настроены работать с небольшими объемами. Не так давно был в Краснодаре и попробовал попасть в центральный офис крупнейшего российского ритейлера. Стоял там с помидорами, чтобы люди хотя бы попробовали. Белые воротнички меня не приняли, но помидоры я все-таки раздал.

Я ожидал душевного отношения, а не холодного расчета. Сети заинтересованы в продукте, который долго хранится. То есть — выращен на гидропонике или минеральных удобрениях. А мы хотим продвигать биометод. Это как деревенская сметана и сметана заводская. Они не конкуренты, их нельзя сравнивать.
Разборчивые шмели
— Растение словно человек. Ты заходишь в теплицу, и если тебе в футболке комфортно, то тепла достаточно, и побегам хорошо. А если прохладно — и они мерзнут. В моих теплицах — газовое отопление и два уровня пленки, которую надо менять раз в год. Зимой между рядами помидоров и огурцов спокойно можно ходить в майке.

В прошлом сезоне у нас в теплицах жужжали шмели. Было классно. Мы их закупали для опыления. Но век у насекомых короток — девяносто дней, и надо брать коробки с новыми. Шмель не станет летать где попало. Если ему нравится в теплице, значит, урожай будет хороший. Не так давно попробовали работать с самоопыляющимися сортами — тогда и без шмелей хорошо


Поселок тепличников
— Есть в Кабардино-Балкарии поселок Кахун. Если перевести его название на русский, то наиболее точно подойдет слово «созреет». В Кахуне теплицы в каждом дворе, почти все заняты огородничеством. Очень трудолюбивые люди. Говорят, если девушка из Кахуна выйдет замуж в другое село, ее новая семья без куска хлеба не останется.

Теплицы накрывают всем родом, приходят соседи, друзья. Да что теплицу, если всем вместе собраться, за неделю дом построят. И у меня там были теплицы. Я арендовал землю, но хозяева решили ее продать, и мне пришлось уйти из села. Соседи за это время меня полюбили, и я их полюбил. С тяжелым сердцем отпускали. Я вложился, привел в порядок полузаброшенный участок, разбил теплицы. Каждая — это много денег. Стальные каркасы, пленка, удобрения, котлы и газ, семена, зарплата работникам. Но так бывает, если земля в аренде — с нее могут попросить.
Объединяющий ураган
— А вообще, тепличники — народ сплоченный. Наверное, это кавказская черта — поддержать в беде. Представь, я потратил все свои деньги на теплицы — рассада, вода, пленки, газ — и в один момент все это разрушил ураган. За ночь пришлось перекрывать пятнадцать теплиц… Это большое испытание. Помочь мне пришли тридцать человек. Были и такие, о ком я даже не подумал бы, а они взяли и приехали. Я увидел, кто мне друг, а кто — нет.

Мы не спасли помещения, но спасли растения — спасибо смекалке моей супруги. Она догадалась обрубить огуречные плети ножом, сложить их на землю и укрыть пленкой на время, пока мы чинили парники. Мало кто в такой ситуации останется спокойным и рассудительным.

Этот случай показательный. Крыши сорвало у многих теплиц, и продавцы пленки хотели воспользоваться моментом. Но наше фермерское сообщество не дало им поднять цену. Нельзя богатеть на людском горе, даже если выпадает шанс озолотиться за одну ночь.
Союз от сохи
— Когда я стал тепличником, понял — надо делать что-то большее. Одному непросто и находить покупателей (как правило, всем нужны большие объемы и регулярные поставки), и защищать свои интересы. Так я основал «Агросоюз КБР». На нас выходят разные фирмы. Москва, Сочи, Владикавказ, Нальчик, Пятигорск — в эти города едет наша продукция. Например, Мухаммед может давать реализатору триста килограммов помидоров и Залим может триста. Вместе уже шестьсот.

«Агросоюз» — некоммерческое партнерство, в которое может войти любой кавказский фермер. В основном это люди из Кабардино-Балкарии, но иногда к нам приходят и из соседних республик.

Союз я организовал, когда возникла проблема с получением государственного субсидирования. Если ты один и вроде как колхозник — разговаривать с чиновниками непросто. А вот с организацией, объединяющей больше ста индивидуальных предпринимателей, им приходится считаться. Важно, чтобы дотационные деньги действительно шли на бизнес, а не на новый «Гелендваген» для большого начальника.

Мы хотим, чтобы при выделении субсидий работала общественная комиссия, в которой есть простые люди. Мне не надо, чтобы мои проблемы решал мальчик в галстуке… Дураков уже давно нет. Но объединились мы не только ради субсидий. Вместе проще развиваться и раскручивать бизнес. Если тепличники сами о себе не расскажут, кто будет говорить о нас?

источник

You may also like...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *